НОВОСТИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ

142 960 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Сопляков
    Не весь аллюминий отжали?Толя-Бык сядет на...
  • Надежда Слобожан
    Жиды не любят никакую страну, у них нет понятия тоски по родине за неимением оной.У них родина там,где их бабки.Днище достигнуто:...
  • коля ларин
    в тот раз откупился,а тут прямое указание,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,Толя-Бык сядет на...

ГОРАЦИЙ БЫЛ НЕ ПРАВ

Москва, 15 июня. Сегодня исполнилось 28 лет со дня кончины известного советского и российского историка-этнолога и философа Льва Николаевича Гумилёва.

 

Лев Гумилёв принадлежал к редкой в современной науке категории подлинных энциклопедистов. Масштаб его знаний и мыслей не вмещался в узкие рамки советской истории. Он работал на грани нескольких наук – истории, философии, географии, этнографии, психологии – и обладал необычайной интуицией и способностью к интеграции наук. Это позволило учёному создать оригинальную пассионарную теорию этногенеза, актуальность которой год от года возрастает. При этом Гумилёв не был кабинетным учёным, – он был великолепным лектором. Владея широким спектром нюансов русского языка и прекрасным знанием человеческой природы, он мог не только научно, но кратко, понятно и ярко изложить свою теорию для представителей любого социального слоя и возраста. Его научные лекции и семинары были общедоступны, чрезвычайно популярны в 1980-е годы и проходили всегда при переполненных залах...

 

Уникальный курс лекций Льва Николаевича Гумилёва, издаваемый на основе аудиоархива учёного-энциклопедиста, впервые в полном объёме становится доступным широкому кругу читателей. В 2007 году к 95-летнему юбилею учёного издательство «Айрис-пресс» выпустило первую – из предполагаемых трёх – книгу «Струна истории».

У её автора-составителя, Ольги Новиковой, я взял интервью для «Народного радио».

Предлагаю его вашему вниманию.

 

Николай Холявченко: Ольга Геннадьевна, итак, первый шаг сделан, книга лекций Льва Николаевича издана. Вы, как одна из многочисленных почитателей учёного, приложили немало усилий в осуществлении этого проекта. Расскажите о том, как всё начиналось.

Ольга Новикова: Да, книга издана, и уже проанонсирована в Интернете. Вот сейчас она лежит у меня на столе. Моё предисловие к ней называется «Спор с Горацием». Это не случайно, потому что Гораций когда-то говорил, что произнесённое слово уже никогда не вернётся. К счастью, иногда оно к нам возвращается. В год юбилея – 95-летия со дня рождения Льва Николаевича Гумилёва, к читателям возвращаются его слова, произнесенные четверть века назад. Эта книга уникальна, потому что подобных прецедентов – лекций, расшифрованных уже после смерти учёного, я думаю, раньше не было во всём мире.

Был учёный, преподавал студентам, читал лекции, на которые мог свободно прийти кто угодно. Но Лев Николаевич не просто читал – учитывая то, что он находился под негласным надзором – так он считал – он все свои лекции непременно записывал на магнитофон.  Многие, кто ходили на эти лекции, помнят, как ученики Льва Николаевича носили за ним этот магнитофон, как он говорил: «включать», «выключать» – он очень серьёзно относился к записи своих лекций. И через очень много лет они были собраны и переданы наследникам Льва Николаевича Гумилёва, и, собственно, идея издать их принадлежит его ученикам и наследникам.

Большую работу провёл полковник, а ныне профессор Военно-воздушной академии имени Жуковского, Виктор Викторович Чернышов, наследник Льва Николаевича Гумилёва, племянник его жены. Он провёл кропотливую работу: перенёс записи со старых больших бобин на новые носители, всё это подписал и обратился к ученикам, чтобы они помогли собрать лекции воедино и помочь издать их. Ведь эта работа уникальна ещё и тем, что при жизни Льва Николаевича его книги, которые издавались маленькими тиражами, сильно редактировались, а сейчас появилась возможность воссоздать полностью то, что говорил сам Лев Николаевич, то, как он читал лекции, а  не как разбивал на главки редактор, придумывая названия.  В книге всё именно так, как произносил учёный: как он начинает лекцию, как он заканчивает её, его вопросы и ответы.

Вот так произнесённое им слово возвращается к нам, причём, мне кажется, что Лев Николаевич совсем не думал о вечности. Когда мы носили за ним этот магнитофон, он в шутку говорил: «Пусть начальник послушает, что я рассказываю, пусть на всякий случай это будет, если меня спросят». 

Н. Х.: Вы можете себя причислить к его ученикам? Вот вы говорите, что посещали его лекции.

О. Н.: Дело в том, что он вёл курс «Народоведение» в университете для студентов географо-экономического факультета. Если его просили читать на другом факультете, к примеру, физической географии, он читал и там, адаптируя курс к этой специальности. Он не читал только на истфаке.

Н. Х.: Мне приходилось слышать мнение, что Лев Николаевич почему-то представлялся учёным-затворником…

О. Н.: Нет, он никогда не был затворником и кабинетным учёным. Он всегда имел необходимость в общении.

Н. Х.: Мне известно, что вы даже собирались у него на дому.

О. Н.: Дело в том, что ученики – широкое понятие. Он вёл курс лекций постоянно, и на эти лекции приходило полгорода. Эти маленькие аудитории на пятьдесят человек просто ломились, ему давали большее помещение – на пятьсот человек – и опять не хватало. Я, например, очень хорошо помню лекцию о Хазарии в Публичной библиотеке. Зал Публичной библиотеки – это внутренний зал: не для посетителей, а служебный. Там было буквально стульев пятьдесят, и я очень хорошо помню, что стулья просто трещали, потому что напирал народ, не знающий, сколько вмещает этот зал – настолько люди хотели послушать Гумилёва. А на выходе стояли кареты скорой помощи – так было в этом зале душно… Лев Николаевич никогда не повторялся: каждая тема всегда подавалась под другим углом, каждый раз было что-то новое, и это всегда было интересно.

Помимо студентов, на лекции ходили и просто горожане – любого возраста и профессии: мы, например, лет в пятнадцать посещали эти лекции. Более того, самих студентов было меньшее количество. Только что я опять отслушала плёнку, где он говорит: «Что-то я тут не вижу студентов». Много было вольнослушателей. Ему по душе были те, кто задавал ему вопросы – он любил людей спорящих, думающих. Так около него создавался круг, люди, которые могли с ним беседовать уже в более тесной обстановке, дома.

Н. Х.: Ольга Геннадьевна, его лекции посещали коллеги-учёные? Или только студенты и горожане?

О. Н.: Вы знаете, к сожалению, его коллеги-учёные и историки, в том числе, не посещали лекций. И, более того, учёные-историки говорили, что им даже негласно рекомендовали не ходить на Гумилева. Ходили гуманитарии, но не историки, и всё-таки большую часть составляла техническая интеллигенция. Он читал в Русском музее, в Театральном музее в ГОИ (Научно-исследовательский и технологический институт оптического материаловедения) в ЛЭТИ (Научно-исследовательский и технологический институт оптического материаловедения), на предприятиях, то есть там, куда его приглашали, он везде читал. Вот, например, он прочёл в ЛЭТИ большой полноценный курс – двенадцать лекций – об истории славян. Как раз этому – истории славян, Хазарскому каганату,  варягам, посвящена следующая книга.

Н. Х.: То есть можно сказать, что все лекции Гумилева материализовались сегодня в книгу?

О. Н.: Не все – только  часть, которой мы занимались.  Сейчас мы продолжаем работу над лекциями: и это будут как минимум ещё две книги. Первая книга, которая сейчас вышла – шестьсот страниц – это лекции по всемирной этнологии, то есть общий курс «Народоведение», следующая книга, над которой сейчас идёт работа, – это уже славянская и русская тема, взаимодействие народов именно нашей страны. Наконец, третья книга – это вопросы и ответы, которых записано очень много.

Кстати, у нас десять лет работает Интернет-сайт «Гумилёвика», и я как координатор этого сайта могу сказать, что постоянно на нём идут дискуссии, задаются вопросы. А здесь, в третьей книге, Гумилёв будет сам отвечать на вопросы: в какой фазе этногенеза находится Россия, в каком состоянии находятся США, западный суперэтнос, какие будут взаимоотношения с исламским миром, каковы прогнозы – это всё очень актуально.

Н. Х.: Это вопросы наших с вами современников, живущих сегодня, или вопросы, которые когда-то задавались Гумилёву?

О. Н.: Это вопросы, на которые отвечал Лев Николаевич, и то, что он говорил, актуально, современно и сейчас. Могу сказать, что последнее пятнадцатилетие – время деградации нашего общества – привело к тому, что тогда вопросы Гумилёву задавали умнее, чем те, которые у нас ставятся сейчас.

И я бы хотела сказать, что все, кто прочитают эти книги, могут считать себя учениками Гумилева, если разберутся во всём этом. Если читатели дойдут до последнего тома с вопросами и ответами, они смогут себя проверить, правильно ли они поняли написанное, или нет. Я считаю, что лекции – так как их читал Лев Николаевич Гумилёв – это настоящий учебник. А книга, о которой мы сейчас говорим, должна быть интересна не только историкам и географам, не только патриотам нашей страны – она должна быть интересна политтехнологам, потому что Гумилев – невероятный по артистизму человек. Это удивительно, как он подаёт сложнейший материал, причём, в книге отражено и то, как он преподносил лекции различным людям: он же читал их ещё и там, где сидел – на «стройках коммунизма». В тексте иногда встречаются слова, которыми он по-другому называет какие-то сложные понятия, то есть он мог донести свой материал до разных слоёв населения. И при этом нигде не погрешил против истины.

Вы знаете, что у вас на радиостанции находятся эти аудиозаписи. Надеюсь, что мы всё-таки общими усилиями выпустим диск этой книги, и человек наденет наушники, возьмет книгу и услышит невероятно очаровательный голос Льва Николаевича Гумилёва. Ведь важна ещё и интонация, важно услышать акценты самого учёного.

Второй курс, который включён в эту книгу – это лекции, прочитанные на телевидении. Это было тридцать передач. Я автор этих сценариев, передачи эти прошли на экране два раза, и очень многие их видели. А теперь уже выросло два поколения, не слышавших этих записей, не видевших самого учёного. А его надо послушать, надо увидеть – это мыслитель мирового уровня.

Вы знаете, на Западе очень интересуются Гумилёвым, ко мне по поводу книги обращались французы. Ведь она во многом посвящена Западной Европе. Нам, русским, она будет интересна ещё и тем, что здесь показаны корни развития западного суперэтноса, закат которого мы видим сейчас. И почему это произошло, Гумилёв рассматривает именно на примере Франции.

Н. Х.: Вот и хорошо старушке-Европе, вернее, людям, живущим там, почитать эту книгу и подумать, к чему может привести их нынешняя политика.

О. Н.: Да, и мне сказали, что немцы тоже собираются эту книгу переводить, для них также ценно то, что в ней нет сокращений. И ещё раз повторюсь: я не знаю в мире прецедента, чтобы лекции расшифровали без присутствия самого учёного, поэтому, конечно, мы понимали, что это очень ответственная задача, очень старались и будем благодарны всем за любые уточнения и замечания...

Николай Холявченко

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх