НОВОСТИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ

143 425 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Киринеянин
    Гудковым необходимо помнить до лидеров был ЗАКОН! Плохой - хороший другой вопрос. По закону и протестуйте .... Иначе...«Сын стратег, а п...
  • Александр Киринеянин
    На их санкции будут ответные.... Тупость 21 века! Нужно пропагандировать избранность России в скором будущем... вмест...В ЕС: "А нас за що?"
  • Владимир Горчаков
    А источник, пожалуйста - ? А что значит "Путин недвусмысленно с лукашенко это обговорил" ? Вот пусть тогда они вдвоем...Путило против Путина

Вместо мёртвых партий – единый народный фронт?

Вместо мёртвых партий – единый народный фронт?

Появившиеся слухи о слиянии «Единой России» с ОНФ в партии власти опровергли, и это понятно. Но также очевидно, что партия власти и в целом партийная система России давно устарели, не соответствуют вызовам и русскому менталитету, она вызывает у народа неуважение и даже раздражение. Не надо даже открывать данные ВЦИОМ, где ни одна из парламентских партий не превышает 35% барьера, чтобы признать, что они давно политически мертвы.

А значит партийная система требует кардинального пересмотра. Тем более что трансформация исполнительной власти и даже Конституции уже начата, очередь за законодательной ветвью (пожалуй, самой странной). Начать надо с признания того, что т.н. оппозиционные парламентские партии – КПРФ, ЛДПР, СР – являются, по сути, частью большой партии власти, выполняют функцию достройки к «Единой России». 

При этом вся конструкция совершенно искусственна и мертва, не отражает ни чаяний народа, ни какие-либо идеологемы. Созданные как вождистские партии, они существуют исключительно, пока дееспособны Зюганов, Жириновский и Миронов; не станет их (а возраст всех около 70 и выше) – не станет этих партий в нынешнем виде.

Лидеры в свою очередь присягнули на верность президенту Путину как фигуре надпартийной, и тот регулярно собирает их, по-отечески выслушивая.

Какая же это многопартийность и оппозиция, это вынужденная имитация некоего ритуала... И нет ничего страшного, чтобы признать это и перестать кривляться, пудрить людям мозги, выдавая кого-то за оппозицию. Хватит играться в неоколониальную демократию, где отрядам аборигенов раздают погремушки, чтобы трещали в них с трибун и ни на что не влияли. Апофеозом такой обезьянней политтехнологии стало создание «Партии любителей пива» (помните такую?), но и сейчас к ней прибегают.

Система парламентской демократии — явление исключительно англосаксонское, появившееся как механизм поиска консенсуса между крупными собственниками при слабой власти монарха.

В России, построенной самодержавием и самодержавно управляемой при любом строе, не может и не должно быть никакой игры в оппозицию —  она обязательно становится или ручной, то есть частью власти, или разрушающей целостность государства. В России должна быть одна политическая сила, отражающая интересы большинства народа, а не разные партии (в первоначальном значении слова часть чего-то), отражающие интересы отдельных элитных групп. Собственно, поэтому при первой же нормализации государственного строя в России из парламента получается КПСС – не в смысле компартии, а в смысле всеобъемлющей партии власти.

И если стоит задача сделать чужеродный институт парламентаризма ближе к российским реалиям, понятнее российским гражданам, то 

необходимо объединить все системные партии в Единый народный фронт, который должен занимать все места в парламенте России 

(в идеале – назвать его Советом или Собором народных представителей, но это потребует поправки в Конституцию). Фронт не партия, он должен не разъединять, а объединять – это всенародное движение, некий срез страны из лучших представителей. Понятно, что приспособленцы сразу потянутся туда, поэтому принадлежность к народному фронту и участие в работе парламента не должны давать никаких льгот, но только дополнительные обязанности и ответственность.

В Госдуму (или Совет нарпредов) должен быть отбор лучших представителей разных профессий и специалистов отраслей народного хозяйства, учителей, военных, предпринимателей, учёных, работников торговли, которые могут выступить в качестве экспертов и выразителей позиции своего окружения при законотворчестве. 

Причём текущую деятельность в качестве парламентариев эти граждане должны осуществлять не в здании на Охотном ряду, а по месту жительства, уделяя часть рабочего времени на разработку и согласование законопроектов в онлайн-режиме, используя новые возможности цифровизации. К примеру, электронное голосование вполне возможно проводить дистанционно через электронную цифровую подпись.

Съезд всех парламентариев в столице можно осуществлять при необходимости в небольшом составе (в рамках рабочих комиссий) и периодично для согласования особо резонансных проектов и для отчёта о деятельности (экстренные и итоговые заседания). Таким образом, не просто будут сэкономлены бюджетные деньги, исчезнет кормушка и синекура, соблазнительная для карьеристов и бездельников.

Следует признать, что в последние годы Госдума уже стала избавляться от таких, в ней появилось больше порядочных и толковых людей, занимающихся делом. Но этот процесс следует завершить кардинальной трансформацией парламента. К слову, тот же ОНФ работает в таком же режиме – на местах, без ежедневных заседаний в столице. Таким образом, основным критерием для отбора в парламент должны стать не политические взгляды, а профессиональные качества и авторитет среди людей.

А уже в рамках самого фронта (ЕНФ) нарпреды могут сформировать фракции по политическим убеждениям. К примеру, правый и левый фланг с обязательным большинством консерваторов-традиционалистов посередине. Правое крыло фронта соберёт сторонников сильной имперской власти, жёсткой внешней политики в интересах русского мира, частной собственности в экономике и православной этики. Левое крыло – вменяемых социалистов, сторонников социальной справедливости и развития лучшего наследия советского времени.

Собственно, это и есть те самые распространённые фланги политического дискурса, которые волнуют народ и между которыми уместна и даже необходима дискуссия. Они – а не радикально либеральные секты, «зелёные» псевдоэкологи и сумасшедшие леваки. И дискуссия между настоящими правыми и левыми вполне уместна в парламенте, но в рамках единого организма ЕНФ, который целиком будет нести ответственность перед страной и президентом. Левое и правое крыло могут в зависимости от веяний времени и настроений в обществе усиливаться или ослабляться, количество их представителей в парламенте уменьшаться и увеличиваться, но центристское большинство должно оставаться большинством – это непременное условие преемственности власти.

И тут самое важное – 

такой подход потребует сформулировать взгляды центристского большинства, по сути, консервативно-традиционалистскую идеологию государственной власти. 

Не просто патриотизм для всех, а конкретные ценности, идеалы, взгляды на проблемы, исторические события – матрицу мировоззрения, которую будут разделять большинство граждан России. Кстати, у ныне действующего народного фронта (ОНФ), созданного в 2013 году, существует Манифест, о котором все забыли, и там можно найти вполне конкретные и важные формулировки: новая индустриализация, мировая научно-техническая держава, сбережение народа, уникальная российская цивилизация, солидарное общество, национальные элиты, Россия как интеграционный центр Евразии, жизнь по правде и справедливости.

Конечно, это слишком общо и недостаточно для дееспособной идеологии. Но такой манифест показывает, что ОНФ создавался с потенциалом и амбициями для чего-то большего. Логично предположить, что для трансформации парламентской системы, которая напрашивается к выборам в 2021 году после смены правительства и внесения изменений в Конституцию РФ.


Эдуард Биров, ForPost

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх