Свежие комментарии

  • Stepan Miksuk
    А по твоим комменариям видно, что совсем дурачок.Лукашенко и Росси...
  • Борис Виленский
    Дождёмся, когда у них утюги заговорят.Война за воду меж...
  • Борис Баженов
    И сто сортов колбасы из суррогатовВенесуэльская неф...

Как советским врачам удалось остановить эпидемию холеры в осажденном Сталинграде?

Как советским врачам удалось остановить эпидемию холеры в осажденном Сталинграде?

Подвиг Зинаиды Ермольевой

В 1942 году Сталинград представлял из себя ад на земле. Директор Сталинградского медицинского института и участник сражения А. И. Бернштейн так и сказал по этому поводу: «Я никогда не забуду этой пережитой бомбардировки на переправе. Ад мне рисуется курортом в сравнении с тем, что мы пережили». По обе стороны фронта воевало несколько миллионов человек, каждую минуту умирало два-три бойца каждой армии. По обе стороны фронта воевало несколько миллионов человек, каждую минуту умирало два-три бойца каждой армии. Естественно, ни о каком оперативном погребении во время боев и речи не шло. В итоге ужасные антисанитарные условия вызвали на стороне противника вспышку опасных инфекционных заболеваний, одной из которых была холера.

Этот смертельный вал катился на город и расположенные в нем войска. Подавлять грядущую эпидемию требовалось как можно скорее, иначе в течение нескольких недель холера выкосила бы немалую часть личного состава армии и гражданское население. На место с командой врачей выехала талантливый исследователь международного уровня, доктор наук, профессор Зинаида Виссарионовна Ермольева, уже много лет занимавшаяся изучением холеры. Она отлично знала Сталинград, так как родилась неподалеку, в городе Фролово.

План врачей был достаточно прост: по приезду провести дезинфекцию и привить военных и гражданских холерным бактериофагом или «хищным» вирусом, специализирующимся только на вибрионах холеры. Но после оценки сложившихся санитарно-эпидемиологических условий Зинаида Ермольева запросила у Москвы дополнительно солидную дозу лекарства. Однако железнодорожный эшелон попал под немецкий авиаудар, и Сталинград остался фактически один на один со страшной инфекцией. В любом другом случае холера бы победила, и последствия для города оказались бы катастрофическими. Но в Сталинграде была Зинаида Виссарионовна, обладавшая огромным опытом микробиолога-исследователя, и она организовала в одном из подвалов разрушенного дома импровизированную лабораторию, в которой вырастила необходимое количество бактериофага. Дело в том, что несколькими годами ранее она самостоятельно разработала методику выращивания холерных бактериофагов, поэтому никто другой, кроме неё, в СССР на подобное не был способен.

К имевшимся в разрушенном городе ресурсам Ермольева запросила лишь 300 тонн хлорамина и несколько тонн мыла, которые использовались для «стандартного протокола» тотальной дезинфекции. Хлорировали колодцы, обеззараживали отхожие места, развернули четыре эвакогоспиталя в самом Сталинграде, отмобилизовали массу гражданского населения и студентов 3-го курса местного медицинского института на борьбу со смертельно опасной инфекцией. Для выяснения причины появления холеры разведке фронта была поставлена задача по доставке трупов умерших от инфекции гитлеровцев. Врачи работали с трупами, выделяли характерные вибрионы холеры и выращивали специфические к ним бактериофаги. Зинаида Ермольева так организовала работу в Сталинграде, что в сутки 50 тыс. человек получали вакцину бактериофага, а 2 тыс. медработников ежедневно обследовали 15 тыс. горожан. Приходилось фагировать не только местных, но и всех, кто приезжал и уезжал из осажденного города, а это десятки тысяч ежедневно. Ермольева была наделена верховным главнокомандующим такими полномочиями, что могла снимать людей даже со строительства оборонительных сооружений города. Это была беспрецедентная по своей массовости операция по вакцинации и обследованию населения в столь короткий срок. Участники событий вспоминают: «В этой борьбе с невидимым опасным врагом принимали участие все, кто оставался в городе. У каждой сандружинницы Красного Креста было под наблюдением 10 квартир, которые они обходили ежедневно, выявляя больных. Другие хлорировали колодцы, дежурили в булочных, на эвакопунктах. Были активно включены в эту борьбу и радио, и пресса».

В исторических источниках приводится примечательная телефонная беседа Сталина с Зинаидой Виссарионовной: "Сестренка (так он назвал выдающегося ученого), может быть, нам отложить наступление? "Ответ прозвучал немедленно: «Мы свое дело выполним до конца!».

В итоге, как врач и обещала, к концу августа 1942 года с холерной эпидемией было покончено.

Профессор Ермольева получила Ордена Ленина и совместно с коллегой из Всесоюзного института экспериментальной медицины Лидией Якобсон в 1943 году Сталинскую премию I степени.

В наградном материале написано: «…за участие в организации и проведении большой профилактической работы на фронтах Великой Отечественной войны, за разработку новых методов лабораторной диагностики и фагопрофилактики холеры…»

Кстати, деньги от премии Зинаида Виссарионовна (как и Лидия Якобсон) потратила на постройку истребителя Ла-5, получившего гордое имя «Зинаида Ермольева».

Немаловажным для мировой медицинской общественности стала монография «Холера», вышедшая в 1942 года. В ней исследовательница обобщила свой уникальный 20-летний опыт борьбы с болезнью.

Аскар Айсин

источник

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх